«Он даже уйти не может, понимаете?

«Он даже уйти не может, понимаете?
«Он даже уйти не может, понимаете?

Подвиг Сергея Сотникова жители России вспомнили снова после аварийной посадки A321 в кукурузное поле 15 августа

Оказалось, что смотритель аэродрома в Ижме в Республике Коми всё ещё на посту.

Правда, пенсионер уже несколько лет мечтает уйти на заслуженный отдых, потому что просто устал и многое приходилось делать за свой счёт. Сотников не стал продлевать контракт и с 1 октября решил, что уход за старым аэродромом больше не его дело. Но так, пожалуй, было бы слишком просто.

Чудо Сотникова

Сергей Михайлович вспоминает, что когда-то в Ижме была жизнь. Северный аэропорт, где он работал вместе с женой, десятилетиями принимал большие самолёты: например, Як-40, Ан-24 и Ан-2.

Сотников начинал простым техником и дослужился до начальника структурного подразделения.

В 2003-м его назначили начальником всей Ижмы — правда, к тому времени весь коллектив уже сократили. Ижма поменяла статус с аэропорта на вертолётную площадку и принимала маленькие борты, вертолёты с вахтовиками и санавиацию. Взлётно-посадочную полосу для больших самолётов признали непригодной. Об этом сообщает dv-gazeta.in.ua со ссылкой на СМИ.

Ту-154, приземлившийся в ИжмеТу-154, приземлившийся в Ижме

7 сентября 2010 года на непригодную полосу без световых сигналов вынужденно сел Ту-154 компании «Алроса». Самолёт выполнял рейс Полярный — Москва. 72 пассажира и 9 членов экипажа выжили. Через полгода борт вылетел из Ижмы и после ремонта продолжил регулярные рейсы.

Трагедии не случилось потому, что начальник тогда уже вертолётной площадки Сергей Сотников по своей инициативе ухаживал за заброшенной полосой. За это в феврале 2012-го его наградили медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», ВПП пообещали отремонтировать, а саму историю назвали «чудом на Ижме».

«Уже всё»

Сергею Михайловичу уже 61. Он проработал на аэродроме Ижма 42 года, 15 из которых — в одиночестве. С момента своего назначения начальником Ижмы Сотников исправно охранял, чистил территорию от снега, кустов и разного мусора; не пускал на ВПП машины и телеги, запряжённые лошадьми.

ВПП аэродрома ИжмаВПП аэродрома Ижма

Вдобавок ко всему Сергей Михайлович занимался отчётами и бухгалтерией. Разбираться с бумажной волокитой помогала (разумеется, бесплатно) жена — бывшая кассир и экономист аэропорта. Много раз Сотников говорил, что бросает всё и уходит.

С первого ноября увольняюсь, здесь невыносимо уже работать. Сижу в кабинете, пишу в унтах и шубе. Третью неделю дубею, у меня все суставы болят!

— говорил Сотников в 2013 году

Уже семь лет Сергей Михайлович официально пенсионер, но он, как и многие, продолжал работать по контракту с АО «Комиавиатранс».

В этом году договор решил не продлевать, на этот раз, говорит, окончательно.

Первые месяцы покоя Сергей Михайлович хочет посвятить семье, сходить наконец-то на охоту и рыбалку. А ещё куда-нибудь съездить отдохнуть, потому что последние 15 лет провел без отпуска — «такой договор был». Работать иногда приходилось и в праздники, и в любое время суток, например, по заданию санавиации.

На похороны к старшему брату разве что выезжал, потому что это дело святое. Оставлял вместо себя дочь и зятя

— Сергей Сотников

Здание бывшего аэропорта ИжмаЗдание бывшего аэропорта Ижма

1 октября Сотников уходил на пенсию, зная, что его трактор уже передали в муниципальную собственность, а бортовой уазик угнали в аэропорт Печора. Главное — Сотникову подыскали преемника из местных, которого он обещал обучить и иногда навещать.

«Всё запущенно»

На следующий день после нашего разговора, 2 октября, преемник Сергея Михайловича — Дмитрий Терентьев — пришёл в сельскую администрацию, чтобы изучить свой трудовой договор. Дочитав до конца — от работы отказался.

Я считаю, что это позор авиации — такие договоры. В договоре только на трёх листах написаны мои обязанности и какие я должен буду нести возмещения, если что-то сделаю не так и испорчу имущество. А мои права написаны на двух строчках

— Дмитрий Терентьев

«Комиавиатранс» предложил Терентьеву 6100 рублей в месяц, премии в его договоре не предусмотрены. Сотникову же платили 21 тысячу. Зарплату будущему начальнику вертолётной площадки Ижма уменьшили, потому что уборку подъездных путей взяла на себя администрация, а обслуживание 12 вертолётных рейсов в месяц по расписанию больше не стоят. Про внеплановые рейсы, которые будут продолжаться, в договоре не написано.

«Он даже уйти не может, понимаете?»

Так это всё запущенно. По этому левому договору ты работаешь без выходных, у тебя нет полного соцпакета и тебе ничего не обязаны. Но при этом прилетает не квадрокоптер за две тысячи, а многомиллионный вертолёт с людьми на борту

— Дмитрий Терентьев

Ещё по новому договору Терентьеву нужно содержать здание в чистоте и сохранности, несмотря на то что оно почти разваливается. По его словам, аэропорт не принадлежит ни Авиатрансу, ни Госимуществу, ни администрации села Ижма. Когда Дмитрий спросил, а как же работать в таком здании, ему сказали, что залатать крышу придётся самому.

Такие, как Сотников, вымирают, и их больше не будет. Он за свой счёт красил площадку, так как его в прошлом году прокуратура отымела во все щели. Краску выдать некому — значит, покупай сам. За свой счёт чистил, доставал солярку для трактора

— Дмитрий Терентьев

В середине октября начнётся авианавигация. Пока за вертолётной площадкой Ижма никто не присматривает. Сейчас в администрации Ижемского района вместе с «Комиавиатрансом» экстренно решают, что делать: искать дальше человека, который согласится на унизительные условия, или всё-таки пересмотреть условия договора, который предложили Дмитрию.

Сотников при мне звонил начальству и говорил: «А сейчас я уволен?»«Да, уволен». «Я могу покинуть здание?»«Ну а как ты уйдёшь, там же оборудование, что-то с ним надо делать». Он даже уйти не может, понимаете?


Источник: “http://kompromat1.info/articles/131161-on_dazhe_ujti_ne_mozhet_ponimaete”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя